01:16 

fandom Oleg Rogozin 2015: мини R - NC-21

WTF Oleg Rogozin 2017
Бизнес для джентльменов, фонарики для патрульных, разведка для экстремалов
.













Название: Инспекция
Автор: fandom Oleg Rogozin 2015
Бета: fandom Oleg Rogozin 2015
Канон: "Тринадцатый Отдел"
Размер: мини, 1234 слова
Пейринг/Персонажи: Игорь/ОМП
Категория: слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: R
Краткое содержание: В фандоме долгое время недотраханным призраком бродил некий то ли МЧС-ник, то ли пожарник. Пора его уже того.
Примечание/Предупреждения: даб-кон, для кого-то ООС, нудные описания энергуйских техник
Для голосования: #. fandom Oleg Rogozin 2015 - "Инспекция"

– Пожарная инспекция, значит, – задумчиво повторил Игорь. Как будто повторение могло сделать эти слова менее абсурдными.
– Вообще-то они обязаны прислать уведомления за три дня, я проверил. Никто ничего не присылал, – Тимофей развел руками.
– Естественно. Нашего адреса у них в списках быть не может.
– Ну вот, а этот говорит, плановая проверка…
– Как он вообще попал в здание, хотел бы я знать? У нас же…
– Три уровня защиты, ага. Кто электронику взломал – это Алик разберется. Уже разбирается. А вот остальное… Я его пробовал просканировать. Он это, под колпаком.
– Чего?
– Ну, то есть на поводке. Или как там это называется, я забыл…
– Тима, методички читать надо. Я их для чего выдаю?
– Ну что я могу поделать, Игорь Семенович, у меня в голове патологически не откладываются идиотские названия техник! Кто их только придумывал…
– Будешь себя плохо вести – с ним познакомишься. Ладно. Говоришь, нашего инспектора кто-то контролирует?
– Да стопудово, шеф. Основные каналы перекрыты, чакры сами на себя замкнуты – не пробиться. Вокруг тела на эфирке «ошейник», прям глазами видно, если присмотреться. И один канал куда-то… хрен знает, куда. Мне не отследить.
– Понял. Пригласи его ко мне и дверь запри. Проверь пост охраны, он там ребятам мозги не выжег по пути? Будьте готовы к эвакуации. И сейф – сам знаешь что.
– Но по инструкции…
– Ага, инструкции мы, значит, все-таки читаем. Ничего страшного, при любом раскладе валите все на меня, мол, я приказал.
– Скажу, что он меня заставил, – проворчал Тим, выходя. – Я-то присягу не приносил, в конце концов.

Инспектор действительно был по всем уровням энергетически заблокирован. Марионетка в руках сильного оператора – нужно ведь немало силы, чтобы подавить волю другого человека, внушить свою программу действий, да так тонко, что зазомбированный будет искренне считать эту программу своим собственным решением. Закрытые каналы не позволяли пробиться импульсам извне – неведомый оператор перестраховался, став для своей жертвы гарантированно единственным источником приказов… но и единственным источником энергии. Как только программа будет выполнена, марионетка рухнет без сил. Может быть, вскоре умрет от истощения. Понятно, почему для этой миссии выбрали такого парня – крепкий, спортивный, довольно молодой. Долго продержится в таком режиме.

Еще он был на удивление, прямо-таки до неприличия во вкусе Игоря. Это, конечно, к делу не относилось.

– Ну и кто у вас ответственный за обеспечение пожарной безопасности? – звучно, со значением произнес инспектор.
– Кажется, я. По крайней мере, у меня точно валяется в столе журнал с такой наклейкой, – Игорь улыбнулся посетителю, одновременно концентрируясь. Восходящий ток энергии, нисходящий… Оболочку, в которую заключили парня, следовало пробить. И сразу же подключить его к другому, собственноручно созданному каналу. Подпитать энергией, чтоб не свалился в кому.

Игорь знал несколько способов установить тесный энергетический контакт. Один из них детально описывался в брошюрке с занимательным названием «Даосские сексуальные практики». Через несколько лет один не в меру любопытный студент по имени Саша раскопает эту книженцию, будет долго смеяться и отказываться верить, что эта, по его определению, «китайская камасутра» изобретена именно с целями сохранения и передачи энергии, и все прочее – лишь побочные эффекты. Потом перечитает повнимательнее – и начнет приставать с предложениями вроде «а давай попробуем, как на семнадцатой странице». Но пока что Игорь о существовании студента Саши не подозревал, да и студентом тот еще не был, рассуждая технически.

А вот товарищ пожарный инспектор был рядом, смотрел укоризненно, скрестив мускулистые руки на мускулистой же груди, обтянутой синей форменной рубашкой. Чтоб ему провалиться, а.

– Журнал не ведете, значит? Давно такой безответственности не видел… Где у вас пожарная сигнализация?

Пробивание «оболочки» требовало предельной концентрации. Игорь все так же сидел за столом, доброжелательно улыбаясь, но собеседника почти не слышал, поэтому ответил односложно:
– Везде.
– Что значит… – возмущенно начал парень, но тут Игорь наконец-то смог установить контакт. Хотя бы по двум нижним чакрам – уже неплохо. Выдохнув, он наклонился вперед и взял инспектора за запястье, будто проверяя пульс.

– Давайте будем честны, юноша: самый пожароопасный объект в этой комнате – это вы.

Фраза была достаточно идиотской, чтобы украсить собой сценарий второсортного порно. Однако слова уже не имели значения: Игорь перехватывал управление «марионеткой», отбирая нити у неведомого кукловода. Инспектор растерянно моргал, неотрывно глядя в зрачки собеседника. Поток энергии, вливавшийся в нижние чакры, возымел вполне физический эффект: форменные штаны натянулись, обрисовав контуры немаленьких размеров члена.

Игорь сказал себе, что выбирает самый эффективный способ, только и всего. К тому же, вероятно, деморализующий наблюдающего за процессом вражеского оператора. Ложь не удалась: привычка к безжалостному отслеживанию собственных мотиваций есть основа любого самоконтроля. Осознанные действия – эффективные действия. И так далее, и тому подобное. Очень просто гнать подобную заумь своим «ученикам».

Ладно, в конце концов, имеет же он право получать от работы удовольствие?

Расстегнув ширинку оцепеневшего инспектора, майор оценил масштаб вставшей перед ним проблемы. Мысли о том, чтобы оказаться в этой ситуации «снизу», мгновенно испарились.

– Прости, дорогая Родина, на такой героизм я не подписывался, – пробормотал он, разворачивая парня спиной к себе. Бегло прокрутил в голове кадры той самой второсортной порнухи, приводя себя в «боевую готовность», и, не заморачиваясь с поисками смазки, ограничился плевком на анус юноши. Мысленно переадресовал этот жест всей пожарной инспекции в целом. Резко вошел, едва не застонав от нахлынувшего удовольствия – тесный жар чужого тела, почти забытое ощущение. Определенно, нужно меньше работать и больше трахаться.

Парень слабо застонал, попытался оттолкнуться от стола, в который его грубо вжимали лицом. В какой-то момент показалось, что он начнет вырываться… но нет, похоже, товарищ инспектор всего лишь устраивался поудобнее. Прогнул спину, задышал чаще, рука потянулась к собственному члену. Похоже, не таким уж и твердолобым натуралом оказался засланный «агент». Определенно, об этом совпадении стоило подумать. Не такими ли приемчиками давние коллеги Феликса раскручивали клиентов?..

Мышцы спины перекатывались под пальцами Игоря. Его накрыло будоражащее ощущение звериной силы, скрученной в тугой узел. Энергетика парня восстанавливалась буквально «на глазах». Теперь выживет, точно выживет и расскажет, кто и зачем его сюда...

«А потом - стереть память», – успел подумать Игорь, в момент оргазма наконец-то полностью перехватывая контроль над инспектором. Чужой «поводок» исчез, оставив лишь смутно знакомое ощущение чьего-то присутствия.

«Лучше химией, она надежнее. А печень у него крепкая, выдержит».

– Тебя как зовут-то? – спросил он, заботливо вытирая следы спермы с задницы парня найденными в столе салфетками. Мало ли, вдруг его жена дома ждет… не поверит ведь, что на работе был.
– В-ваня… – пробормотал инспектор, прежде чем вырубиться прямо на столе. Игорь застегнул на нем брюки и аккуратно стащил на пол.
– Все будет хорошо, Ваня, – сказал он, направляясь к двери.

Через некоторое время, сочиняя отчет о произошедшем (исключительно благопристойный, конечно же), он вспомнил, почему ощущения от «поводка» показались ему знакомыми. Каждый человек имеет индивидуальный «отпечаток», слепок ауры, узнаваемый безошибочно. И даже если человек уже и не совсем человек – тем ярче будет этот слепок.

– Издеваешься, да? – спросил он, набрав короткий номер на служебном телефоне. Выслушал ответ и удалил файл с отчетом.
– Ну конечно, проверка системы безопасности… Ты бы мне еще шлюху вызвал, в самом деле.
– Ты же любишь парней в форме, – усмехнулся собеседник на том конце провода.
– Иди ты… в баню, – устало сказал Игорь. Положил трубку и принялся сочинять еще более благопристойную версию событий.

Он был уверен в защите своего кабинета: на стенах столько магических знаков – никто не просканирует. Ну, его «детишки»-то уж точно. Да и в звукоизоляции был уверен. По всем раскладам выходило, что эта история за двери кабинета никаким образом выйти не должна.

Однако же, когда Алиса в очередной раз ворвалась в офис с сувенирами из командировки, на этот раз – индийскими благовониями, и немедленно зажгла «пирамидку» с запахом сандала, Алик явственно пробормотал что-то про пожарную безопасность, и остальные вразнобой захихикали. Игорь слышал их сквозь полуоткрытую дверь.

– Да. Пожарной инспекции на меня нет, – рассмеялась Алиса.
– Ну, этих мы можем не опасаться, – уверенно сказал Тим. – Тут как-то заходил один с проверкой… так Игорь Семенович знаете, что с ним сделал?



Название: Здесь и сейчас
Автор: fandom Oleg Rogozin 2015
Бета: fandom Oleg Rogozin 2015
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Игорь/Саша
Категория: слэш
Жанр: флафф, романс, PWP
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС персонажей; история связанная с "Небольшая теория", но можно читать отдельно.
Краткое содержание: Игорь злился, кажется, впервые за то время, что они были вместе. А он смотрел на него, такого колючего, и хотел просто до безумия.
Для голосования: #. fandom Oleg Rogozin 2015 - "Здесь и сейчас"

Саша стянул с шеи наушники, положил их на бардачок и посмотрел в окно: бесконечный поток вяло двигающихся машин уходил далеко вперед.

Ну, отлично. Похоже, сегодня просто не его день.

Сначала влетело от Игоря за то, что они с Тимом потеряли бдительность. Мол, посланы были только вести наружку, а не соваться к объекту без прямого приказа. Но кто же знал, что безобидный с виду парень, писавший в своем блоге всякую околосатанинскую муть, вдруг окажется владельцем как минимум синего пояса?

Обошлось, правда, малой кровью — Тим отделался рассеченной бровью, ему самому повезло и того больше: цепочка синяков на предплечье, если надеть футболку с длинными рукавами, вообще была не видна. Про слегка помятые бока Саша на всякий случай промолчал.

Но глаза Игоря, когда он стремительно вошел в отделение скорой, приобрели тот опасный прищур, при виде которого у многих подгибались колени. Хирургу, зашивавшему Тима, действительно срочно захотелось присесть. Пришлось услужливо пододвигать ему стул и вытаскивать Игоря из манипуляционной.

Потом, прежде чем уйти в институт, он решил уточнить — ждать ли Игоря после пар. Но стоило сунуться в кабинет, тот таким тоном сообщил, что занят... От греха подольше Саша прикрыл дверь и решил оставить все вопросы при себе.

Хотя поскольку во время пары ему пришло СМС с коротким «Буду» и машина действительно ждала у проезжей части неподалеку от корпуса, Саша решил, что буря миновала.

Вот только в салоне Саша явственно разглядел над головой Игоря грозовое облако. Темно-серое с отблесками серебристых молний. Эти молнии проскальзывали и во взгляде Игоря, от чего по коже пробегала будоражащая дрожь.

Вот как сейчас.

Зажав ладони между коленями, Саша отвернулся к окну.

Мимо машины, несмотря на ливень, изредка проходили люди. Жаль, у него зонта не было, он бы тоже прогулялся. Потому что выходила какая-то глупость. Игорь злился, кажется, впервые за то время, что они были вместе. А он смотрел на него, такого колючего, и хотел просто до безумия.

С ума сойти можно. Нет, он точно псих.

Завибрировавший в кармане телефон отвлек его от заводящих в тупик размышлений. И от желания наброситься на Игоря с поцелуями.

Этого еще только не хватало! Он вроде бы уже давно вышел из подросткового возраста с его гормональными всплесками.

Достав телефон, Саша увидел мигающий конвертик входящего сообщения.

В этот момент Игорь взялся за рычаг коробки передач, и Саша неосознанно перевел взгляд на его руку. На длинные, гибкие пальцы, сжимающие округлый набалдашник одновременно нежно и уверенно...

Так же, как вчера ночью...

Почувствовав, как опаляет жаром щеки, Саша поспешил заняться телефоном.

Не хватало еще, чтобы Игорь заметил и понял, в каком направлении потекли его мысли.

Прочитав сообщение, он хмыкнул и быстро набрал ответ.

Телефон тут же отозвался короткой трелью, и Саша улыбнулся, увидев пришедший смайлик.

Поймав на себе вопросительный взгляд Игоря, он объяснил:

— Света помирилась с Матвейчуком. Насколько я понял, вышло недоразумение, у него ночевала двоюродная сестра, — Саша снова улыбнулся, представив состоявшиеся между влюбленными разборки. — Света просит при встрече не спрашивать, что у него со щекой. Поэтому я спросил у неё. А она прислала краснеющий смайлик.

Уголки губ Игоря приподнялись.

— Страсти какие.

— Ага. Бразильские сценаристы нервно кусают локти.

Откинувшись на спинку, Саша съехал по сидению вниз и уперся коленями в бардачок. Почесав кончик носа, он спрятал телефон и некоторое время следил за бегущими по тонированному лобовому стеклу каплями, делая ставки попеременно то на одну, то на другую.

— Хочешь есть? — вдруг нарушил тишину Игорь.

— А? — Саша отвлекся от «увлекательного» зрелища и мотнул головой: — Нет, мы же с Тимом успели перекусить.

И тут же прикусил язык. Не стоило, наверное, упоминать Тима.

Но Игорь только кивнул и снова переключил передачу. В это раз они продвинулись метра на полтора вперед, поравнявшись с покрытым брезентом кузовом соседнего грузовика. Мазнув взглядом по рекламе, Саша едва не подпрыгнул от удивления. Сначала он подумал, что ему и правда от проснувшегося некстати либидо мерещится всякое. Но быстро понял: нет, не показалось.

Заглавными буквами на голубом фоне брезента значился текст «Красиво натянем» и «Тепло вставим», заканчивалось же каждое из предложений словами шрифтом раз в пять меньше «потолки» и «окна» соответственно.

Во дают. Креативненько, ничего не скажешь.

Он покосился на Игоря, но тот сосредоточено всматривался вдаль, возможно, пытаясь какими-то своими методами повлиять на ситуацию. Слишком напряженным было его лицо.

А у него самого из головы никак не шли мысли о «вставим» и «натянем» из рекламы.

Поджав под себя одну ногу, Саша оценивающе посмотрел на утопающую в серой мгле реальность за окном машины, на бесконечную стальную ленту отбойника слева от Игоря и на «вдохновляющую» рекламу на стене грузовика справа от себя.

Прикусив губу, он повернулся на сидении. Игорь не обращал на его телодвижения внимания, глядя строго перед собой.

Сашу будто магнитом потянуло.

Безумно захотелось коснуться губами его кожи... Почувствовать колкость вечерней щетины, вслепую найти губы...

Как же хорошо. Как правильно вот так обмениваться дыханием, позабыв об окружающем мире...

Деликатное прикосновение почти сразу же переросло в глубокий поцелуй. Обхватив лицо Игоря ладонями, Саша вплел пальцы в его волосы, не позволяя отвернуться.

Впрочем, тот и не пытался.

В паху как будто забилось второе сердце, когда Игорь обхватил его затылок и мягко всосал язык. А потом ощутимо прикусил нижнюю губу, но вопреки этому джинсы будто бы сделались еще на пару размеров меньше, а спина под тонкой футболкой покрылась испариной.

Отстранившись, чтобы глотнуть воздуха, Саша принялся лихорадочно покрывать лицо Игоря быстрыми поцелуями.

Хотелось пробраться ему под кожу или вобрать в себя целиком, безраздельно завладеть всеми мыслями или поделиться своими.

Игорь, как обычно, ловил его желания на лету. Запрокидывая голову, освобождая дорогу ищущим рукам, он не препятствовал захватническим порывам.

Скользя губами по шее к ямочке между ключицами, Саша провел языком вдоль кадыка, лизнул заполошно бившуюся жилку и... замер. Он жаждал большего... Ему безумно хотелось невозможного. На данный момент.

Но кое-что он все же мог себе позволить.

Его ладони пропутешествовали вдоль пуговиц рубашки и взялись за пряжку ремня.

— Сумасшедший... — выдохнул Игорь, стоило склониться над его пахом.

— Сам такой, — парировал Саша, справившись с молнией и запуская ладонь под резинку белых боксеров.

Напряженный член идеально лег в ладонь.

Его рот тут же наполнился слюной, и он, недолго думая, склонился еще ниже.

— Са-аш... — позвал Игорь. Теплая ладонь опустилась на затылок и будто в нерешительности замерла. Остановить или подтолкнуть?

— Я хочу, — не поднимая головы, выдохнул Саша. — Ну же, позволь мне.

И ладонь смилостивилась, подталкивая, побуждая действовать решительнее.

Саша понимающе улыбнулся, очертил налившуюся головку и сразу же взял глубоко, вбирая губами бархатистую, слегка солоноватую кожу.

— М-м-м...

Протяжный стон Игоря стал ему лучшей наградой.

Скользнув языком по всей длине, он покружил языком по гладкой головке и подул на неё. Игорь снова простонал, шепнул что-то, похожее на «маленький засранец», и медленно двинул бедрами вверх.

Вот так... Да.

В очередной раз услышав тихое шипение, с которым Игорь втянул воздух, Саша выпрямился.

Приоткрытые, искусанные губы стали жутким искушением. Саша потянулся за новым поцелуем, не прекращая двигать ладонью по члену. Он сцеловывал прерывистое дыхание, дурея от происходящего.

Собственный член больно пульсировал, просясь на волю, но и думать не хотелось о том, чтобы отвлечься.

Поцеловав Игоря под подбородком, продолжая ритмично ласкать член сжатыми кольцом пальцами, Саша отбросил в стороны полы рубашки и нырнул кончиком языка в аккуратную ямку пупка. Прихватывая губами золотистые волоски блядской дорожки, он спустился к основанию члена и вдохнул чистый, терпкий запах.

— Прекрати меня мучить, — свободной рукой Игорь обхватил его пальцы на своем члене, усиливая нажим.

— Я сам, — прошептал Саша и оттолкнул руку.

Он заскользил губами по всей длине, не забытая сглатывать, когда головка упиралась в горло.

Игорь однажды долго мучил его подобным образом — близко-близко подводя к оргазму и оставляя член без внимания, — вынуждая срывать голос в мольбах о пощаде. Хотелось сделать так же приятно, только довести начатое до конца.

Саша вздрогнул, услышав пронзительный сигнал из машины позади них. Он чувствовал, что Игорь уже близко, и, балдея от его вкуса, позволил направлять свои движения. Предоставляя Игорю полную свободу действий, он сжал собственный член сквозь тонкий деним, не забыв мысленно послать нетерпеливого водилу в известном направлении.

— Хороший мой... — хрипло выдохнул Игорь, ощутимо потянув его за волосы.

Саша не поддался на призыв отстраниться, наоборот, плотнее насадился, старательно посасывая.

Игорь кончил под завывание уже нескольких сигналов, простонав его имя. Проглотив все и вылизав член дочиста, Саша вернул на место трусы и заправил рубашку в брюки.

Чтобы не мешать Игорю взяться за руль, он уселся на свое сиденье, провел рукой по мокрому пятну на собственных джинсах и расслабленно улыбнулся.

— Никогда еще простой в пробке не был... таким волнующим, — Игорь оперся головой о подголовник и повернулся к нему. — Что на тебя нашло?

— Ты на меня нашел, — хрипло ответил Саша. — Сидишь такой весь неприступный, не хватало только таблички «Не подходи, убьет».

— Ну, кто бы сомневался, что ты полезешь проверять.

— Уже не сердишься? — с трудом удерживая расползающиеся в улыбке губы, спросил Саша.

— Ты же понимаешь, что злился я не на тебя, — протянув руку, Игорь коснулся его щеки пальцами. Саша тут же слегка повернул голову и прихватил подушечки губами. — Кхм... Когда Алик позвонил и сказал, что вы поехали в больницу, я чуть не поседел.

— Прости, — Саше хватило совести изобразить покаянный вид. — Но седым ты бы все равно мне нравился, — замаскировав смех под покашливание, он быстро добавил, когда Игорь взялся за руль: — И лысым импотентом тоже.

— Кажется, чья-то попа соскучилась по тесному общению с линейкой, — задумчиво произнес Игорь, да так предвкушающее, что у Саши мгновенно потеплело в паху.

Скорее бы добраться домой. А там, глядишь, и без линейки обойдется.

Название: Туман
Автор: fandom Oleg Rogozin 2015
Бета: fandom Oleg Rogozin 2015
Канон: "Первая кровь осени"
Размер: мини, 1230 слов
Пейринг/Персонажи: Дэвид Киллоран-О’Хэйс, ОП
Категория: джен
Жанр: мистика, немного ужаса
Рейтинг: R
Краткое содержание: умеющий видеть
Примечание: флэшбэк
Предупреждения: вольное обращение с каноном и ирландским фольклором; спойлеры канонного сюжета отсутствуют; смерть персонажа
Для голосования: #. fandom Oleg Rogozin 2015 - "Туман"

Дэйв с детства недолюбливал чёрных собак, овсяную кашу и осенний холодный дождь. А вот к туману отношение было двойственным: с одной стороны – знакомый двор в такую погоду приобретал совершенно фантастический вид, и это было красиво, необычно, и вообще - здорово, но с другой… Дэйв затруднялся сформулировать свои мысли, но суть в том, что видеть и понимать, что происходит вокруг, казалось ему очень важным. Отсутствие ясности и чётких ориентиров смутно тревожило.
Скрип, скрип…
Вот как сейчас: если не знать, что этот противный звук издают детские качели, то серая муть за окном вместе с тоскливым скрипом вызывала бы самые нелепые предположения. Потому что не видно же, что там скрипит. Если не знать о такой особенности старых качелей, то подумать можно на что угодно. Тем более что отсутствием фантазии земляки Дэйва никогда не страдали.
Тёплый и солнечный день сменился прохладным вечером, быстро переходящим в промозглый. Ветер стих, и природа словно замерла. Выглянув на улицу, Дэйв с неудовольствием обнаружил очередное появление тумана, белёсой дымкой заволакивающего окрестности. Вечер, как и бывает осенью, стремительно превращался в ночь, и голубоватый свет поднимающейся луны лишь подчёркивал черноту теней, стирая цвета и усиливая контрасты. Туманная серость размывала границы, смягчая переходы и добавляя зыбкости типичному ирландскому пейзажу с его мягкими волнистыми линиями.
Дэвид вздохнул: идти на улицу не хотелось, но оставлять воздушного змея на ночь означало его гарантированную порчу. От сырого воздуха бумагу изведёт так, что змея придётся переделывать заново. Игрушку было жалко, так что, поколебавшись ещё минуту, мальчик направился в прихожую - одеваться. Голоса взрослых доносились из кухни, в гостиной никого не было, и Дэйв беспрепятственно вышел из дома. Он надеялся справиться быстро, чтобы никто не заметил его короткого отсутствия. Не то, чтобы это было так важно или ему было запрещено выходить, но просто меньше вопросов – быстрее обернёшься. Делов-то на пять минут, а разговоров – на десять.
Плохо, что лестница осталась заперта в гараже, пришлось лезть на дерево без неё. Раз уж при свете дня поленился – теперь пенять не на кого.
Ветви старого раскидистого ясеня, влажные из-за вечерней сырости, скользили под руками и подошвами кроссовок, поэтому двигаться приходилось особенно осторожно. Цепко держась одной рукой за ненадёжную качающуюся опору, другой рукой Дэйв распутал леер и аккуратно потряс ветку. С тихим шелестом вниз посыпались сухие бесцветные листья, вслед за ними с неуклюжей претензией на плавность спланировал воздушный змей. Промокший хвост тянул его к земле, и сейчас змей, лишённый ветра и солнца, казался застывшим и безжизненным, как свои живые тёзки, ушедшие в зимнюю спячку, и ничем не походил на себя – порывистого, танцующего в вышине. Оно и верно: не сезон, змеям пора спать, хоть ползучим, хоть воздушным.
Осторожно спустившись и морщась из-за холодных капель, попавших за шиворот куртки, Дэйв поднял своего страдальца и осмотрел на предмет повреждений, поправил замявшийся край и смотал леер. И только после этого заметил, насколько сильно всё вокруг успело измениться: туман ощутимо сгустился и дом, расположенный в сотне шагов, смутно просвечивал сквозь пелену, уже почти полностью скрывшись. Дэйв глянул наверх: чёрные голые ветви ясеня чем выше, тем больше сливались с фоном. Здесь же, возле земли, лунный свет рассеивался в тумане и оттого казалось светлее. Заблудиться Дэвид не боялся: возле дома ему были знакомы каждая кочка, да в крайнем случае, если идти в правую сторону и смотреть под ноги, должна появиться тропинка, которая уж совершенно точно выведет к крыльцу.
Как ни странно, тропинка не нашлась. Дэйв зябко поёжился от прохлады и неуверенно прошёл ещё несколько шагов, внимательно приглядываясь к пожухлой траве. Огляделся. Дома видно не было. Ясень тоже куда-то подевался, и даже качелей больше не слышно, хотя именно сейчас Дэйв бы очень порадовался их раздражающему заунывному скрипу. Заблудиться возле собственного дома казалось жутко обидным.
Наверно, оборачиваться тоже не стоило, потому что сейчас Дэйв потерял даже то направление, где предположительно находился ясень. Потоптавшись на месте и запоздало подумав, что надо было привязать леер к дереву, он упрямо мотнул рыжей головой и с самым решительным настроем протопал двадцать шагов. Потом ещё двадцать. И ещё сто двадцать. Никаких ориентиров на пути не встретилось, но земля начала плавно подниматься вверх – то есть можно стало сделать вывод, что Дэйв прошёл мимо дома к холмам. Хорошего мало, но появилась хоть какая-то конкретность – понятно, что нужно развернуться спиной к холмам, и пойти обратно. И уж если после этого дом не найдётся – только тогда имело смысл начинать звать на помощь. Дом поблизости, его обязательно услышат.
Дэйв в свою очередь прислушался, с надеждой всматриваясь в окружающую пелену, и испытывая неприятное ощущение, будто он ослеп, и серая муть перед глазами – не туман, а зрение испортилось. Стало немного страшно, и он торопливо поднёс к лицу руку, чтобы убедиться, что с глазами всё в порядке.
Откуда-то с холма раздался собачий отрывистый лай.
- Эрин? – Дэйв встрепенулся, крикнул громче: - Эрин! Ко мне! – Через несколько мгновений лай радостно взвизгнувшего пса раздался громче и ближе. Звук странно менялся в тумане и звучал более глухо, но когда к лаю присоединились другие собачьи голоса и перестук копыт, Дэйв засомневался, что навстречу ему бежит его собака. Тем более, что когда он уходил из дома, Эрин оставался греться у камина в гостиной. Вот тут Дэйва словно зимним холодом обдало, в памяти пронеслись бесчисленные детские сказки, рассказывающие о том, что бывает с незадачливыми путниками, попавшимися на пути подобной охоты. Может быть, то были не совсем сказки? Судорожно сдерживая срывающееся дыхание, Дэйв закрыл лицо руками и замер, прижимая к себе локтем воздушного змея, зажмурившись для верности и стараясь не шевелиться. Лай сменился тихим шорохом лап по земле, совсем рядом что-то или кто-то пробежал мимо, всколыхнув воздух. Сквозь звук отчаянно бьющегося сердца донеслось конское фырканье и серебристый перезвон упряжи. Кажется, собака оббежала его кругом, ткнулась холодным носом в бок и лёгкими прыжками унеслась дальше. Дэйв, раздираемый любопытством, раздвинул пальцы и посмотрел вслед своре. Чёрные смутные тени стремительно и молчаливо обтекали его слева и справа, некоторые – не задевая траву. Кажется, опасность ещё не миновала, и мальчик поспешил зажмуриться снова, когда сильный рывок за шиворот буквально вздёрнул его вверх, и чьи-то руки стальным обручем прижали к себе.
Единственный вскрик замер в горле, так толком и не родившись. Дэйв брыкнулся, но бесполезно – державший его всадник даже не заметил его сопротивления, лишь откуда-то сбоку послышался тихий смешок. Широко раскрытыми глазами Дэйв таращился вокруг, судорожно вцепившись в луку седла. Грива вороного коня хлестала его по лицу, в тумане наперегонки проносились мимо огромные тощие псы, их светящиеся голубым холодным светом глаза, казалось, оставляли за собой тающие росчерки. Такой же свет прорывался из прорезей шлемов всадников, огоньками мерцал на рогатом шлеме предводителя кавалькады, но туман размывал очертания фигур, не позволял разглядеть детали. Обернуться назад и посмотреть на того, кто держал его, Дэйв не посмел. Запомнил только руки в перчатках, расшитых по краю серебряным орнаментом.
Крик впереди, человеческий крик боли и страшные звуки яростной собачьей драки, урчание и лай, треск чего-то рвущегося. Процессия не остановилась возле сбившейся в кучу собачьей своры, азартно рвущей на земле случайно попавшегося бедолагу. Дэйв постарался не вглядываться. Красный цвет в туманной мгле смотрелся словно присыпанным пеплом, бледные пальцы на оторванной кисти казались полностью выточенными из алебастра. Сухой хруст, сопровождаемый рычанием, ещё долго отдавался в ушах Дэвида.
Постепенно туман редел. Вскоре он уже клубился клочьями, разрывался прорехами, сквозь которые чернело звёздное небо. Дэйв впал в странное оцепенение, хотя не чувствовал холода. В памяти осталось очень мало – лишь обрывки. Кажется, его ссадили на перекрёстке под утро - небо на востоке едва начинало розоветь.
То, что прошло два дня, он узнал уже позже.
И на те качели больше никогда не садился. Потому что теперь видел, что они, в общем-то, заняты.
Ну, и собак чёрных с тех пор недолюбливал.


















вместо тысячи слов...



















@темы: G-PG-13, R-NC-21, Олег Рогозин, Первая кровь осени, Тринадцатый Отдел, ФБ 2015, кровькишки, мини, слэш, фанфик

   

штабной диван

главная