16:02 

Обещанное с ЗФБ 2017

дитя марта
не дадим миру стать серым...
ну в первую очередь кроссовер с НИИЧАВО
горячо любимая бета:
|Chaos Theory|



Название: Три встречи

Размер: драббл, 425 слов
Пейринг/Персонажи: Алиса, Наина Киевна
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Впервые с Наиной Киевной Алиса познакомилась в детстве. Честно сказать, сперва девочка приняла ее за новую уборщицу. Ну скажите, кто еще в закрытом секретном институте может размахивать веником и ворчать на директора? Только уборщица!
Раньше в их лаборатории убирала тетя Дуся, упитанная женщина лет за пятьдесят. У нее всегда находилась для Алисы мятая ириска или леденец. Нет, недостатка в сладостях «проект №…» не испытывала, но так же всегда вкуснее.
Именно поэтому Алиса поправила разноцветные бантики и смело подошла к новой уборщице.
— Здравствуйте, меня Алиса зовут. Я здесь л-л-лаботаю! — несмотря на преклонный возраст в почти семь лет буква «р» девочке не давалась.
— Ась? — женщина резко развернулась, махнув веником в сторону директора и пары профессоров, заставив последних метнутся к двери.
— Лаботаю я тут! — почти прокричала Алиса и привстала на цыпочки, чтоб ее было лучше видно.
— Работаешь. Знать эт ты ведьма туточняя. Ну привет, коллега! На вот! — уборщица вытащила из недр халата сушёный рыбий хвост и сунула девочке. — Подрастёшь, приезжай в гости. Для обмена опытом.
Странная уборщица еще раз махнула веником в сторону директора и направилась к выходу. Новенькие двери жалобно скрипнули за ее спиной, один из профессоров сплюнул, а второй дергано перекрестился. Алиса же молча смотрела на рыбий хвост и думала о странной встрече.

Второй раз Алиса пришла к Наине Киевне сама. Вернее она тогда не знала, что идет именно к «странной уборщице», которую почему-то ждала каждый вечер почти год после встречи. Девушка шла к «бабке». Ну, вы конечно скажете, что комсомольцы в суеверия не верят, но будем честными, Алиса сама была таким «суеверием». Так вот, студентка-комсомолка шла к «бабке» за извечно женским делом — за приворотом! А что? Она умница, красавица, он дипломат — чем не пара?
Не пара. Именно это втолковывала ей спустя пару часов Наина Киевна. Поила чаем с медом, утешала и втолковывала, что истинной ведьме любить нельзя. Вот никак. Пусть уж ее любят и в ноженьки падают. А ей нельзя. И все тут.

Третья встреча была условлена заранее. Алиса позвонила из аэропорта и сказала, что едет. Везет подарки из Европы: шаль, духи, книжку заказную. В общем, ждите. В домике молодую женщину ждали. И картошечка была, и чаек, да и самогонка. Вот с неё-то, родимой–то, все и началось.
Алиса всхлипывал и по-бабьи выла. Наина Киевна, приобняв за плечи, шептала, что да, страшно убивать и проклинать страшно, но такое уж их ведьмино дело. А на хорошего человека ни одна порча не сядет, а раз помер, значит, сам виноват был.
— И давай еще по одной, второй, третьей… Можно, сегодня все можно. Эт только мужики думают, что бабе проклинать не страшно. Страшно, родная, страшно. Ты пей, пей давай. Сегодня можно...

Название: Вина и немного более
=

Размер: мини, 1062 слова
Пейринг/Персонажи: Хунта/Феликс
Категория: слэш
Жанр: драма, PWP
Рейтинг: R
Феликсу паршиво. И не просто паршиво, а очень паршиво. Сегодня он передал все фото и документы на Кристобаля своему куратору. Сказать по правде, на встречу в «Интуристе» он уже мог и не ходить. Мог, но все равно пришел. И сейчас сидит в дальнем углу ресторана, рассеянно гоняя по тарелке фасолины и боясь поднять глаза на любовника.
— Что-то случилось, ми амиго? — Хунта был всегда очень наблюдательным, а уж сегодня по лицу Феликса прочитать стыд и неловкость мог любой.
Феликс бросает вилку на стол, поднимает сцепленные вместе руки к лицу и, уткнувшись в ладони, бормочет:
— Я тебя предал.— Дыхание срывается, в глазах блестят непрошенные слезы.
— Так, — Кристобаль аккуратно откладывает столовые приборы и внимательно смотрит на собеседника. — И могу я услышать подробности? Или это сугубо твои дела и мне стоит поискать замену? И прошу, ми амиго, убери руки от лица, посмотри на меня. Нужно иметь смелость принимать свои проступки. Глядя в глаза.
— Ты не понимаешь. Крис, уезжай, пожалуйста, уезжай! Это страшные люди. Если они решат, что ты им нужен, ты все сделаешь. Все! — Феликс подается вперед и почти кричит.
Кричит, только вот голос его становится все тише и тише.
Кристобаль внимательно смотрит в искаженное лицо, цепко прослеживает линию дрожащих губ, вглядывается в испуганно распахнутые, блестящие от непролитых слез глаза и, легко отодвинувшись от стола, встает. Поправлет идеальные лацкана пиджака, смахнув невидимые пылинки.
Феликс выдыхает, вот сейчас самый важный в его жизни человек уйдет навсегда. Уйдет, потому что он, Феликс, оказался трусом и не смог защитить…
— Я думаю, нам стоит продолжить разговор в несколько иной обстановке, —Кристобаль спокоен, как будто ему только что сообщили о мелкой неприятности, а не о том, что он «под колпаком» у КГБ. — Давай, ми аморе, вставай. Нам просто необходимо прогуляться.
Дорогие глаза манят и гипнотизируют. Сам не понимая почему, Феликс тянется им навстречу, встает и неуверенно берет протянутую ему руку.
Зал ресторана, холл, лифт, этажи — все это пролетает незаметно. И вот уже дверь такого знакомого номера стукнула за спиной.
Кристобаль отпускает руку любовника и шагает вглубь номера, Феликс замирает, боясь пошевелиться, не понимая, что ему делать, что говорить.
— Вот, думаю, это тебя успокоит. — В руку ложится тёмно-бордовая корочка удостоверения.
«Комиссар государственной безопасности I ранга, руководитель 2-го главного управления Кристобаль Хозевич нта».
И такое знакомое лицо в форме.
— Надеюсь, больше у тебя вопросов нет?
Феликс опасливо сутулится, судорожно сглатывает и трясет головой.
«Корочка» исчезает, и такие знакомые пальцы поднимают лицо вверх. Хунта, улыбаясь, смотрит на любовника. Большой палец легонько гладит мокрую от слез щеку. Феликс только в этот миг понимает, что непрошенные слезы все же пролились и сейчас скользят по коже.
— Прости, я не знал. Я не хотел, я виноват, я…— Феликс захлёбывается словами. Воздуха неожиданно становится необъяснимо мало, а всего остального — слишком много.
— Все понятно, мой дорогой, все понятно. Я не буду говорить, что ты не виноват. Виноват. Ты боишься всех и в первую очередь себя. Глупо, молодой человек, очень глупо. Ну ничего, я научу тебя бояться. Я покажу тебе — тебя. И ты мне это позволишь. Позволишь, потому что ты устал бояться, — Кристобаль легко отталкивает любовника от себя, отворачивается и снова уходит в глубь номера, небрежно роняя на ходу: — Где ванная, ты знаешь.
Феликс в который раз за вечер вздрагивает и вдруг понимает, что все еще стоит прижавшись спиной к двери номера. Сделать шаг вперед — почти подвиг, но не шагнуть — катастрофа.
Когда через полчаса Феликс входит в спальню, он почти спокоен. Взгляд скользит по горящим свечам, сложенному вдвое армейскому ремню, паре тонких веревок, полотенцу.
Улыбка Кристобаля немного пугает. Когда-то в самом начале «работы на контору» Феликс читал о всем этом, но тогда за истёртыми буквами и желтеющей бумагой не было этих пугающих глаз и тонкой понимающей улыбки.
— Ты можешь уйти и продолжать бояться, теперь уже и меня. А можешь остаться. Довериться мне и шагнуть чуть дальше, чем обычно. И, возможно, простить себя. За тех, кого ты предал, — голос течет по коже, подобно растопленному воску. — А знаешь, я дам тебе возможность прекратить все это в один миг, по одному только твоему слову «Стоп».
— Не надо, я готов. Я это заслужил, — собственный голос кажется Феликсу невнятным лепетом. Он снова опускает глаз и неловко начинает развязывать надетый после душа халат. В то же мгновение сильные руки любовника встряхивают его за плечи, заставляя поднять голову и смотреть в глаза.
— Нет, ми аморе, так не пойдет. Ты слишком жалеешь себя и упиваешься своей виной.
Знакомые губы властно целуют, позволяя раствориться и отдать себя. Легкий толчок — и ноги упираются в кровать, остается только упасть, подчиняясь. Феликс не понимает, как, но через несколько минут он полностью раздет и привязан к спинке. Руки чувствуют тяжесть веревки, но боли нет. «Пока нет». Мыслей тоже нет. Кристобаль проводит рукой по его телу, чуть сжимает вялый член, резко наклоняется и целует в лоб. Феликс вздрагивает и широко распахивает глаза, впиваясь взглядом Хунте куда-то в шею, всхлипывает.
— Ш-ш-ш, все хорошо. Все правильно. Давай, расслабься. Не зажимайся так. Это не страшно. И почти не больно. Я знаю, как больно, — наверное, именно так говорил Каа с бандерлогами. Феликс почти улыбнулся непрошенным воспоминаниям, но в это мгновение первая капля воска падает в ямку у основания шеи. Феликс кричит, захлебываясь криком, всхлипом, воздухом, а Кристобаль сцеловывает выступившие капли пота со лба и крыльев носа, хотя на носу, наверное, уже слезы. Капли падают одна за одной, сливаясь в ослепительную вспышку, и в какой-то момент Феликс вдруг понимает, что у него эрекция. Боль ворочается где-то под кожей, даря необъяснимое наслаждение на грани. Когда Кристобаль сгибает его левую ногу, проникая в доступное тело, Феликс тянется навстречу и только в это мгновение понимает, что веревок больше нет. Он толкается навстречу, чувствуя, как любовник двигается глубоко в нем. Кристобаль чуть придерживает его одной рукой за спину, а другой… Другой творит чудо. Чуть сжимая, ведет рукой вниз, по члену Феликса, одновременно почти вжимаясь бедрами в послушное тело, и медленно скользит обратно. Рванный ритм движения рвет сознание на кусочки и заставляет Феликса невнятно бормотать и вскрикивать, что-то прося и обещая. Оргазм почти лишает его сознания, и приходится судорожно вцепиться в Кристобаля.
Спустя четверть часа они лежат обнявшись, и рука Хунты лениво перебирает непослушные волосы любовника. Маленькие ожоги от воска ноют и чешутся, но Феликс пока терпит. Взгляд невольно упирается в сложенный вдвое ремень. На миг хочется почувствовать его тяжесть на коже. Кристобаль тихо смеется.
— О нет. Не сегодня, ми аморе. Не сегодня. Мы еще успеем за все рассчитаться. Уж поверь мне, я точно знаю.
Феликс улыбается и засыпает, а утром его встречают пустой номер, потрёпанная самодельная колода карт таро и свернутый кнут на рубашке….

Название: Неожиданные встречи и их последствия

Размер: драббл, 687 слов
Пейринг/Персонажи: Феликс/Хунта Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: поездка на симпозиум полна неожиданностей
Примечание/Предупреждения: ООС!

Перестройка порушила почти все. Как и многие институты в стране, НИИЧАВО переживал не лучшие времена, хотя вседозволенность и развязала руки многим. Впервые о магии говорили свободно. Сегодняшний симпозиум был первой ласточкой.
Зал Дома культуры – почти полон. Выбегалло что-то восторженно вещает с трибуны, упиваясь своей значимостью. Молоденькие ведьмочки-аспирантки уже убрали свой столик и шуршат в кабинетике вахтера: пьют чай и подписывают грамоты участникам.
Легонько постукивая тростью по мраморному полу, в одиночестве по пустой рекреации вальяжно прогуливается Кристобаль Хозевич Хунта, ожидая припозднившихся гостей
– Итак, все-таки мы опоздали, – моложавый мужчина манерно тянет слова и очень профессионально оглядывается. За его спиной еще двое: довольно молодая женщина в ярко-зеленом с желтым платье и новомодных лосинах и молодой человек в строгом костюме и с очень знакомой выправкой.
– Феликс, давайте без этого, – военный легко обходит главу маленькой делегации, уверенно направляется к Кристобалю Хозевичу и протягивает руку. – Рогозин, – четко произносит он.
– Очень приятно, господа. Все уже в зале, – Хунта руку игнорирует и, чуть повернувшись, указывает направление.
Рогозин и девушка кивают и направляются в зал, а вот третий…
– Феликс, – протянутая рука с безупречным маникюром подрагивает, губа чуть прикушена.
Кристобаль ухмыляется и с силой сжимает пальцы.
– Я помню, – тихий шепот только для двоих, – ты мне еще за мою колоду должен.
Глаза Феликса распахиваются и немного темнеют.
Вечер в Соловце не приходит постепенно, он падает, как метеорит на Тунгусскую тайгу. Конференция на сегодня закончена, и Феликс уютно устраивается в кровати с книгой. Хунта возникает в закрытом номере вместе с последними закатными лучами. Он все так же подтянут, изящен и неумолим. А еще господин Хунта умеет замечательно молчать.
В горле мгновенно становится сухо, и слова сами буквально вырываются нескончаемым потоком.
В это мгновение Феликс прекрасно понимает некогда распятых на дыбе грешников – эти глаза способны разговорить и немого. Паника и память накатывают сразу.
– Ты понимаешь, в общем-то, это была моя работа, – Феликс осторожно поводит плечами, внимательно следя за Кристобалем, – ну не мог я иначе. Не мог. Меня тогда и в прямом, и в переносном смысле за яйца держали. Я же искал тебя, потом. Вот честно искал. Я же себя с тобой человеком чувствовал.
Хунта чуть наклоняет голову, осторожно укладывает на край стола странный букет из тонких ивовых веток.
Феликс быстро облизывает внезапно ставшие сухими губы и с тревогой вглядывается в замершую у стола фигуру. Только бы не ушел, выслушал, понял.
– Крис, ну пойми ты. Не мог я иначе, – голос испуганно дрожит и срывается на всхлип.
– Напомни-ка мне, ми амиго, сколько арканов в колоде? На первый раз, старших.
– Двадцать два, – быстро сглотнув ком в горле, шепчет Феликс.
– Отлично. Надеюсь, правила ты уже вспомнил, – Кристобаль делает шаг вперед и чуть наклоняется, вглядываясь в чужие глаза.
Феликс быстро кивает, уже не доверяя самому себе.
- Раз, - одними губами произносит инквизитор, и ива жарко целует кожу

Утро наступает как-то сразу. Феликсу кажется, что он только мгновение назад забылся – и вот уже утро. Тело болит. Не приятно ноет, а именно – болит. Бока, ребра, бедра, задница. Но особенно руки, кажется, он умудрился не только кожу ободрать, но и повредить кость.
Стон срывается непроизвольно, впрочем, как и слезы из крепко закрытых глаз.
– Тихо, не дергайся. Сейчас будет легче, – тихий голос Кристобаля заставляет вздрогнуть и открыть глаза.
– Я думал, ты ушел, – во рту солоно от прокушенной ночью губы: закричать он себе так и не позволил.
– Дурак, как был, так и остался. Пей. Опиаты тебе все равно нельзя.
Зелье горькое и отчетливо пованивает, но боль и правда уходит. Через пару минут Феликс даже пытается сесть, но уверенная рука инквизитора укладывает его обратно.
– Куда?! Сейчас мазью намажу, с час полежишь – тогда и пойдешь. Мальчика твоего я уже отпустил. Кстати, интересный экземпляр.
Руки кружат по коже, то чуть надавливая, то лаская, голос тоже кружит. А может, это просто кружится голова? Феликс уже не знает сам. Ему хорошо и спокойно, как будто он вернулся домой.
– Так, почти все. Повернись-ка, я сзади смажу.
Сил повернуться нет. Кристобаль качает головой и что-то бурчит себе под нос на испанском.
Через пару часов Феликс принимает от Выбегалло папку с документами и осторожно кивает стоящему у стены Хунте.
– Рогозин, ты за старшего, – роняет уже бывший глава делегации, только за ними захлопывается дверь служебной машины.
Алиса встревоженно вздрагивает и удивленно смотрит в упор. Игорь же тихо ухмыляется и заводит мотор…


Название : Гостинец
Размер: драббл, 66 слов
Пейринг/Персонажи: Алиса, Светлана
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
— Вот! — Светлана с трудом подняла и поставила на стол пятилитровую бутыль с мутновато-белесой жидкостью. — И вот тоже.
Рядом с бутылью брякнулась немного кособокая банка с полустертой надписью «Провансаль 65%» и охапка подозрительной травы.
Алиса оглушительно чихнула и тяжело вздохнула. Голос все еще не было, а хрипеть было больно.
— Мазь втирать дважды в день, чабрец с мелиссой пить постоянно! И еще! Я в Соловец больше не поеду!



Название: Эксперименты

Размер: драббл, 60 слов
Пейринг/Персонажи: Хунта, Феликс
Категория: джен, слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Черт, — Феликс покачался на носочках, стараясь дать себе отдых.
— Не ругайтесь, мон ами. Я этого не люблю,— Кристобаль тяжело вздохнул и покосился на гостя.
— А я не люблю твои эксперименты! И должен заметить, что я уже не молод.
— Не обобщайте, друг мой, некоторые мои эксперименты вы обожаете! А теперь два шага влево. Все же у окна этот пейзаж выглядел уместней…

Название: Капли радуги

Размер: драббл, 64 слова
Пейринг/Персонажи: Хунта/Феликс
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: элементы БДСМ

В гостиничном номере пахнет ладаном. Феликса запах почему-то успокаивает и немного усыпляет. Тонкая веревка оплетает пальцы, ласкает и жалит кожу запястий. Дышать немного трудно, шарик впивается в губы, заставляя горло почти неметь. Шелковый шарф впитывает первые капли пота, глаза слепо распахнуты под пленом тонкой ткани.
Кристобаль чуть касается почти сведенного судорогой бедра — и первая капля воска заставляет весь мир рассыпаться на сотню огненных радуг…


Название: Симпозиум

Размер: драббл, 209 слов
Пейринг/Персонажи: Игорь, Саша, Феликс, Алиса, упоминаются Хунта и Наина Киевна
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G

— И что это? — Игорь приподнял двумя пальцами вычурную открытку — приглашение с полуобнаженным эльфом в центре.
— Приглашение на симпозиум. На три лица. Мне кажется, там все написано,— Феликс критически оглядел сделанный полчаса назад маникюр и со вздохом поднял взгляд на Рогозина.
Саша тихонько хихикнул и постарался сделать вид, что уж он-то точно здесь ни при чем.
— «Поиски Шамбалы как развитие стремления человека к богу». Вот это — симпозиум?! Это шарлатанство! Был я в той Шамбале! Полтора десятка духовных инвалидов! — Игорь раздраженно бросил приглашения на стол. Постукивая пальцами, оглядел своих подчиненных и «приглашенных специалистов». — Так. Я не еду точно. Александр тоже.
Саша дернулся что-то сказать, но резко осел под строгим взглядом «высокого начальства».
— Я так понимаю, что состав нашей делегации классический? Я, Алиса и… Аркадий,— Феликс все же достал из кармашка пилочку и со вздохом прошелся по ногтю.
— Правильно,— Игорь встал из-за стола, подошел к окну и замер, сцепив руки в замок. — Только, Феликс, пожалуйста, не стоит строить глазки Хунте. Он все-таки инквизитор. А ваше общение обычно заканчивается для тебя очередным больничным. Кстати, Алиса, если вы с Наиной Киевной будете дегустировать напитки, не стоит привлекать к этому Аркадия, он нам живым нужен. Все свободны.
Выходя за дверь, Саша почему-то особенно остро пожалел, что одного его на «симпозиум» в Соловец точно не отпустят.



ну и куча всякого добра:shame:
беты:|Chaos Theory|, Кошшарик
Название: Запахи мира
Задание:Роман "Парфюмер" в оригинале называется "Das Parfum", иными словами, корректнее его было бы перевести как "Аромат" или "Запах"
Размер: драббл, 250
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен
Рейтинг: G



Мало кто помнит младенчество. Он помнит. Первые запахи — самые яркие: молоко, мыло и немного хлорки. Чем старше он становится, тем больше запахов — краска, пыль, мокрые пеленки… В детдоме запахов еще больше: дети, нянечки, воспитатели. Каждая комната имеет особый запах. Особую историю. Он сам почти не пахнет. Только мыло, или иногда удается стащить духи у воспитателей. Иногда это раздражает, иногда помогает. Его мир состоит из запахов и только потом — цветов, звуков и форм. Худенького невзрачного мальчонку сторонятся и взрослые, и дети. Он странный, он быстро привыкает к этому, но это все равно больно. Хочется туда, в мир запахов и людей.
В восемнадцать лет мир пахнет армией. Жженой гречкой, кирзой и машинным маслом. А потом он неожиданно попадает к «Ящерам». Теперь мир пахнет тайной. Пахнет потом и кровью. Впервые он не одинок. Нет, у него не появился свой особый запах. Но у него есть сперва сослуживцы, а потом и друзья. Война быстро стирает грани и учит ценить тех, кто рядом. Наверное, в другое время он мог стать гениальным парфюмером, но… судьба все решила за него.
— Так, Лис, заканчивай мечтать, — тяжелая рука командира опускается на плечо, — нам еще три аула прочёсывать. Бери собак, и вперед.
Мины ведь тоже пахнут: железом, кровью, сокрытой в глубине их смертью. Собаки скулят, прижимают хвосты, а он опускается на колени и приручает эту смерть. Приручает, чтоб вечером вдохнуть полной грудью. Маленькая ладанка с лавандой и мелиссой чуть щекочет шею, тонкий шерстяной шнурок немного натирает кожу. У него нет своего запаха, но он может подарить запахи жизни этому миру.

Ау. Столкновение планет произошло, но только на отдельно взятой базе.
Смотрим, читаем, плюемся и материмся.
(6 часть "Среди чужих пространств и веков"
Беты Команданте Роха, |Chaos Theory|
Название: Здесь и сейчас.
Пейринг/Персонажи: Алескандр(Саша), Руслан, Игорь(фоном)
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: R





Когда рушится весь мир, это совсем не страшно. Ты куда-то бежишь, что-то делаешь, кого-то спасаешь — в общем, живешь на всю катушку, а потом вдруг резко наступает Оно. Ну, или — Он. Это уж кому как больше нравится – большой Бум. И всё. И нет ничего. Хотя нет, вру, есть. Есть больше сотни трупов и вдвое больше раненых на базе, есть здания, снесенные до основания гравитационной волной, где-то там в городах за тайгой есть и даже будет жизнь. Самое страшное не произошло, планета устояла. Астральные сущности двух небесных тел прошли сквозь друг друга и снова разлетелись в холоде космоса. Но не здесь. Точка ноль, зеро – пик слияния! Реальности вывернуло на изнанку и, перекромсав, выплюнуло обратно. Именно поэтому здесь и сейчас наступал конец света. И только твой мир рухнул. Рассыпался на тысячи осколков стекла и миллионы капель горячей крови. Из всего прошедшего дня в памяти осталась только эта кровь, толчками идущая из бесчисленных ран.
Александр тяжело вздохнул и потер уставшие глаза. Хотелось туда, за тонкую пленку окна. Хотелось помочь или хотя бы просто коснуться. Не пустили. Двухметровый "ящер" в камуфляже, что-то тихо говоривший, вежливо, но неумолимо вывел его из операционной. Вывел и больше не пустил. Оставалось только стоять и смотреть, как астральная проекция Поликарпа Поликарповича что-то втолковывала медсестре Ниночке, застывшей со скальпелем над телом Игоря. Смотреть, как тихо поднимается при вдохе грудь. Осколки стекла из ран уже убрали, но залитый кровью пол спокойствия не добавлял. Думалось: "А вдруг, а если, а как..." — и снова по кругу.
— Ну и бардак тут у вас, — полузнакомый голос заставил вздрогнул и обернуться. За спиной стоял моложавый мужчина восточной наружности в дорогом и — главное! — чистом костюме. Очередная астральная проекция. Вот чего-чего, а уж их за эти сутки Александр научился определять с лету.
— Вы что-то хотели?— призраки всегда что-то хотят. Пожаловаться, поучить, помочь или поплакать, как Леночка из расчетного отдела. Иногда, получив желаемое, они даже уходят дальше. Сложнее всего с динозаврами, ну, или змеями — с инопланетянами этими. Вышибло их из родной реальности, вот и ходят теперь неприкаянные. Чего-то просят, рычат, пытаются схватить — только без толку, проекция — она проекция и есть. Этот же молчал. Ну, и к черту. Александр снова повернулся к окну мобильного госпиталя, пытаясь разглядеть хоть что-то.
— Шел бы ты, Саша, спать. А я за ним пригляжу. Не бойся, ему еще рано уходить дальше,— опустившаяся сзади рука ощутимо сжала плечо. Александр вздрогнул и резко обернулся.
Улыбающийся призрак протягивал ему пачку, одновременно проваливаясь левым боком сквозь тент медпалатки.
— Я, наверное, и правда пойду спать, — пальцы, вытаскивающие сигарету, почти не дрожали, только чуть дернулось веко на правом глазу, да внутренний голос зачитал список диагнозов и рекомендуемых к ним препаратов. Неизвестный мужчина понятливо кивнул и, отступив, махнул рукой в сторону мобильного лагеря.
Саша затянулся сигаретой (когда же он успел ее раскурить?) и, ссутулившись, отправился спать. Вокруг кипела жизни и псевдожизнь.

Руслан несколько минут смотрел ему в спину, а после шагнул в операционную. Кивнул призрачному хирургу и его вполне реальным ассистентам, оглядел распростёртое на столе тело. Пробитое легкое было уже зашито, в животе что-то штопали, сердце билось слабо, но ровно.
— Нам бы крови,— голосом голодного вампира прошептала Зиночка, — связи-то до сих пор нет, а тяжелых много.
— И правда, дживанмукти, вы же можете,— Поликарп Поликарпович шагнул навстречу гостю, прямо сквозь распростёртое на операционном столе тело. Кто-то из хирургов нервно чертыхнулся, чуть не упустив зажатую зажимом плоть.
Руслан еще раз оглядел операционную. Где -то там, за палаткой, несколько прикрытых грязными тряпками трупов, сложенных в аккуратной стопочкой, стонущие раненые, ждущие своей очереди, рискуя ее так и не дождаться, а здесь же только три стола с телами, в которых, подобно муравьям, копались все, кто хоть что-то смыслил в медицине. И живые, и мертвые. По правде, отправленный им спать Александр, тоже должен был стоять тут, у этих сюрреалистичных, пропахших кровью и болью столов, вот только в момент слияния он оказался рядом с Игорем, в командном центре. И именно его отбросило ударной волной под прикрытие дубового стола и почти не задело осколками стекла. А потом Александр перевязывал раненных офицеров штаба, ругался по рации с командирами отрядов и как-то незаметно взял на себя командование базой. А после носился по полуразрушенному городку, пытаясь сделать невозможное — выжить. Сейчас Александр с удовольствием скинул эту безумную власть на живых и призрачных офицеров, вот только где-то внутри он все еще бежал, приказывал и спасал.
Тихое покашливание отвлекло Руслана от размышлений. Призрак хирурга уже отошел в строну, не мешая медсестрам зашивать покрытые сукровицей раны начальника базы.
— Ну, так как с кровью? Будет?
— Будет. И кровь, и помощь, — Руслан провел рукой над только что зашитыми ранами, ускоряя регенерацию тканей. — Час или два, я передал информацию властям. А сейчас показывайте, где у вас еще раненые, чем смогу — помогу.

Где-то за высокими деревьями тайги выли сирены, и медики спешно грузились в вертолеты, где-то люди спешили по своим делам, ничего не замечая вокруг, где-то всесильные дживанмукти размышляли о судьбах мира и цивилизации. Здесь и сейчас мир снова открывал глаза. Делал первый вздох и заново учился жить. И не важно, что этим миром был только один человек, тот, ради которого можно научиться отдавать команды генерала и вернуться с той стороны вечности.


бета:
|Chaos Theory|

Название: «Первая лунная»
Размер: мини, 1936
Пейринг/Персонажи: Игорь, Саша, Тим, Алик и другие
Категория: джен
Рейтинг: R
Предупреждения: будущее, век не известен
Примечание: гелиоскутер- малый индивидуальный шаттл, на одного или двух человек, способен выходить на орбиту, используется в основном для полетов по планете и орбитальным станциям. С виду напоминает прозрачную полусферу опирающеюся на круглое основание - колесо


Космодром раскинулся на площади небольшого города. Саша вышел из кабинки местной телепортации последним, после переноса его всегда ощутимо знобило. Откуда-то сверху опустилось колесо гелиоскутера, и Игорь кивнул собравшейся команде.
— Итак, от диспетчера пятой лунной посадочной площадки поступила информация о фантомных сигналах. Уже не в первый раз. Позывные достаточно стандартные: Луна 2/3 и Луна-1. Наша задача — разобраться.
Тим хмыкнул, выкинул в подлетавшую урну пустую упаковку безалкогольного пива и, покачиваясь на носках, произнес:
— А вирусы они давно лечили? Может, это очередная вирусная рассылка от киношников или еще кого?
— Вот вы с Аликом с техникой и разберетесь. А мы с Александром займемся сотрудниками.
— Ну вот. Опять мелочи самое интересное. Может быть, я тоже жажду пообщаться с сотрудниками? — Тим состроил обиженную рожицу, тем не менее отправляя вирт-запрос Алику. Вид последнего вызывал шок у продвинутых жителей мегаполиса и бурный восторг — у пролетающих мимо на гелиоскутарах стаек студентов. Не менее тридцати внешних портов подключения змеились по бритому черепу подобно мифическим змеям Горгоны, в белесых глазах то и дело вспыхивали огоньки, несколько дополнительных, вживленных в плечи манипуляторов плели виртуальную сеть, делая своего владельца похожим на давно вымерший подвид насекомых, а точнее паукообразных, — тарантула. Алик несколько раз моргнул, возвращая глазам естественный цвет, свернул «щупальца» и устало потер лоб.
— Да нет у них вирусов. Там такие «ДРОВА», что не один хакер даже «лягуху» кинуть постесняется. Смысла идти на терминал нет.
— Вот. А можно мы на Первую Лунную смотаемся? Посмотрим, так сказать, источник сигнала? — Тим весь подобрался, становясь похожим на последнею версию робопса, всегда готового на приключения. Алик, почти включивший снова вирт, заинтересованно посмотрел на коллегу.
— Игорь Семенович, это может сработать. С Земли мне на сеть лунной базы не выйти, а источник вируса вполне может быть и там.
— Оболтусы, оба. Ну хочется вам за казенный счет покататься, так и быть — летите. Но чтобы завтра утром отчет ждал меня в кабинете. Не в личном кабинете вирта, а моем личном кабинете, желательно с вашим присутствием. Кстати, проекторы голограмм Аркадий еще в прошлый раз вывел из стоя. Так что присутствие — тоже личное. А пока — идите уж. Исследователи.
Парни довольно кивнули и практически бегом кинулись к телепортационной площадке Луна-5.
— Ну что, ты в порядке? — Игорь внимательно оглядел все еще зеленоватого Сашу.
— Почти, и может, я тоже хотел на Луну.
— Поверь мне, ничего кроме антикварных роботов и куполов на Лунной-1 они не найдут. Там даже нехи и призраки не водятся, — Игорь на несколько мгновений включил очки виртуальной реальности, уточняя маршрут к кабинетам диспетчеров, и застопорил колесо скутера, — давай-ка лучше прогуляемся. Тут совсем не далеко, и ты еще раз расскажешь мне, почему мучаешься на телепортах, а не подашь заявку на личное колесо?
Саша тяжело вздохнул, предвкушая очередной разговор «ни о чем», и уже набрал воздуха, как его прервал входящий вызов от Алика для них двоих.
— Игорь Семенович, вам стоит взглянуть на это. Саш, я вызвал Аркадия, наверное, тебе лучше дождаться его. — Голограмма странно дёргалась и двоилась. На изображение то и дело наползали тени, придавая фигуре штатного хакера и вовсе сюрреалистичный вид.
— Бля-я-ядь, Алик, давай бегом отсюда, — неожиданно раздался голос Тима, и связь пропала совсем.
Саша сразу же подобрался и стал похож на сотрудника серьезной конторы, а не на вчерашнего студента — хотя и то, и другое было верно.
— Я так понимаю, просить тебя остаться — бесполезно. — Игорь что-то быстро набрал в закрытом эфире и, толкнув сообщение адресату, снова активировал скутер.
— Правильно понимаешь. — Саша опасливо шагнул на колесо, прижимаясь к Игорю почти вплотную.
— "Ящеры" будут минут через двадцать-сорок. Они на учебной базе. Быстрее даже телепортами не выйдет. Держись. Я постараюсь пройти атмосферу без сильных колебаний.
Через десять минут, шагая в ярко освещённый приемный шлюз Первой Лунной, Саша почти жалел, что не остался ждать Аркадия и «Ящеров». Эмополе базы почти трещало от некроэмпаний.
— Так… — Игорь снял очки и осторожно ступил на пол. Саша отошел в сторону, закрываясь и давая возможность шефу побыстрее найти Тима и Алика. — Саша, ты остаешься здесь. Это не обсуждается. Там в колесе, снизу — портативный бластер, аккумулятора хватит на час непрерывного огня. Откроешь «ящерам» шлюз, идешь с ними пассивным оператором, вектор-привязку тоже активируй на всякий случай. Что-то с этой базой совсем не то…
Саша кивнул и приготовился ждать. Ждать — вообще самое мучительное в любой работе, а ждать, не зная, что с любимым человеком, мучительно вдвойне.
Через несколько минут шум шагов заставил его вздрогнуть. Тим, пьяно улыбаясь, буквально вывалился из маленького полутемного технического коридорчика:
— Сашка, тут так клево! Давай, кидай свою ружбайку — тут такие пацаны… — парень неопределенно махнул рукой за спину и привалился к стене, — давай, пошли, я покажу. Давай руку, пошли. Не пожалеешь.
Саша уже почти шагнул к другу, однако пляшущие в полутемном коридорчике тени неприятно скребли по чувствительной ауре, да и нетипичное поведение вызывало кучу вопросов. Какое-то седьмое в степени чувство заставило Сашу молча покачать головой, делая знак приблизиться.
— Нет, ну ты чего? Не хочешь — не ходи, а я пойду еще посижу, расслаблюсь. — Тим попятился обратно, все так же пьяно улыбаясь, не отрывая однако спину от стены, словно боясь попасть под прямые лучи ламп дневного света.
Саша передвинул ползунок бластера на оглушение и несколько раз выстрелил не глядя, почти не думая, в упор. Лже-Тим несколько раз дернулся и вдруг весь словно втянулся в коридор, оставляя масляный след на полу шлюза.
Стало тихо и жутко. Саша видел немало тварей и нехов, но почему-то принять вид знакомого человека — наиболее любимая привычка всех: как живых, так и псевдо-живых сущностей. Хотя то, что банальный вызов на фантомные сигналы, которые обычно оказывались максимум детским баловством или проделками обнаглевших гремлинов, обернется вдруг встречей с Тварью, не ожидал никто. Иначе Игорь не оставил бы его одного, пусть даже в ярко освещенном шлюзе, да и Тима с Аликом не отправил бы без группы поддержки.
Твари появились давно, а может, и всегда были. Сущности, таящиеся в темноте и питающиеся детскими страхами, на дальних рубежах космоса вдруг неуловимо изменялись, превращаясь в энергетических вампиров, заманивающих живых в свои сети. Одиночки были легкой добычей.
Сколько их, заплутавших в собственных страхах, закрытых в маленьких комнатах или даже в шкафах, находили спасатели дальней разведки —не сосчитать, но тут, почти рядом, в пределах орбиты…
Саше невыносимо захотелось заорать, упереть ползунок на максимум и залить все вокруг энергией в тысячу вольт, просто шагнуть на колесо и бежать прочь. Сердце рвануло к горлу, и он почти задохнулся в приступе паники.
Шаги, снова шаги. Шаркающие, волочащиеся. Саша сильнее сжал бластер, запрещая себе трогать ползунок.
— Твоюжемать. Алик, ну на хрена в тебе стока железа? Вот своими руками всю эту хрень из твоей башки вырву. — Голос Тима в этот раз почти плакал, во всяком случае всхлипы слышались довольно отчетливо. — Вот только дай от сюда выйти и только попробуй мне тут сдохнуть.
Парочка коллег вывалилась в шлюз, заливая пол кровью и техжидкостью почти в равных пропорциях. Тим с ободранной рукой и Алик, потерявший часть манипуляторов и внешних портов, выглядели до боли реальными.
— Стой! Стрелять буду. — Саша угрожающе повел стволом и дал очередь над головами.
— Рогозин, блин, ты совсем спятил? — Тим пригнулся, практически роняя висящего на нем хакера. — Я тебя, падла, урою, и мне насрать, кто у тебя муж.
— А мне пофиг, тут Тварь шляется. И до прилета «Ящеров» я и мужа близко не подпущу. Мне, знаешь ли, жить еще не надоело.
— Ой, блядь… — Тим сел на пол, аккуратно укладывая друга рядом. — На свет хоть мне выползти дашь? — уже спокойнее спросил он.
— Дам, только давай тихо и не тяни ко мне рук, уж извини. Ко мне твой двойник уже заходил, так что — сам понимаешь. — Саша нашарил в колесе аварийную аптечку и бросил в строну коллег. — Игорь Семенович ушел вас искать, Аркадий со своими будет минут через двадцать.
Парни замолчали. Саша внимательно вглядывался в глубину коридоров, Тим залил руку антисептиком и теперь ставил шины на обрывки портов и жимы на манипуляторы Алика. Тот все никак не приходил в сознание, хрипло дыша и периодически вздрагивая.
— Где это вас так? — когда тишина стала невыносимой, спросил Саша.
— На центральном пульте, в диспетчерской. Я еще говорил, чтоб напрямую не подключался, а он… «Сети нет». А потом запись эта, девушка сумасшедшая. Он вас вызвал, а я прогуляться решил рядышком, посмотреть. Посмотрел, там же полумрак. Только Земля в обзорном окне да мониторы. Тут ОНА-то с дублирующего пульта как полезет, я ору Алику, а он не слышит, я его за ворот — и бежать. Часть портов там и осталась. Руку я об дверь шибанул…
— А манипуляторы? — Саша опустил бластер, подходя почти вплотную
— Дверью же и прищемило. Она умная. Тварь-то… — Тим почти шептал, вынуждая наклонится к ним почти вплотную. Саша и наклонился. Один из манипуляторов дернулся, захлестывая шею и вжимая парней друг в друга. Манипулятор был жесткий и тяжелый, а Тим — костлявый и горячий.
— Сволочи, пусти, — Саша рванулся в сторону.
— Зато теперь ты точно знаешь, что мы настоящие, — Алик закашлялся и с трудом сел, — и в следующий раз умнее будешь.
— М-да, — Тим тоже сел, подпирая друга, — а ведь это могли быть и не мы… И тогда место в «Лесу» тебе было бы гарантировано. Мужу сам скажешь, или мне доложить?
— Мне доложи. — Тяжелые армейские ботинки громко ударились о пол шлюза. «Ящеры» воспользовались площадкой телепортации, и теперь их силуэты попарно проявлялись на Первой Лунной.
Саша резко повернулся и опустил бластер. Пульсар «Ящеры» уже активировали, значит, нежити можно не опасаться.
— Тварь. Зрелая. Умная. Судя по всему, поглотила весь персонал. Игорь Семенович ушел полчаса назад. По центральному коридору.
— Один? — Аркадий взмахами руки делил отряд на группы. Вокруг Тима и Алика уже суетились медики и техники, укладывая их на носилки.
— Один. Мы не знали, что здесь Тварь. — Саша проводил глазами исчезающих в уже развернутом телепорте друзей-коллег. — Велел мне ждать вас и потом идти с вами пассивным оператором, на крайний случай — идти по вектору личной привязки.
— Так, давай сразу по вектору. Не нравится мне все это. Ребята, дайте-ка ему броник. — Командир «Ящеров» еще раз оглядел своих людей, закрепил ремни бронежилета на «гражданском», сплюнул, перекрестился и махнул «вперед».
Сидеть и ждать было жутко, но идти по мертвой базе — просто страшно. На стенах виднелись потеки не то воды, не то крови, длинные царапины на стенах вполне могли оказаться следами когтей или чего похуже. Звук их шагов был единственным звуком на многие километры вокруг. Первая Лунная была старой базой, основные перевозки шли через Лунную-семь и пять-дробь-восемь. По-хорошему, Первую должны были закрыть еще несколько лет назад, но до сих пор держали как резервную, и на базе дежурила смена. Впрочем, эту смену они и нашли. Вместе с шефом.
Шеф тринадцатого отдела стоял прижавшись спиной к сорванной лампе дневного света и казался карающим ангелом из древних легенд, а перед ним билась в судорогах от бластера женщина в обрывках одежды, пытаясь хоть кончиками пальцев зацепить, коснуться кожи, заразить Тварью, как раньше заражали чумой или холерой. Сама Тварь пряталась в темном углу, звала, манила и — чавкала. Труп второго дежурного почти полностью растворился в подобии псевдо-жизни, из зеленовато-красной лужи торчали скрученные остатки рук, перекошенное ужасом лицо на почти полностью растворенном черепе и пятка, вроде бы, левая. Сашу замутило, и он, судорожно сглотнув, уперся взглядом в лицо Игоря, стараясь не смотреть по сторонам. Щелкнули затворы, и комнату залило светом. Тварь, шипя, попятилась, но дружный залп бластеров не дал ей ни шанса. Женщину парализовали несколькими импульсами и осторожно упаковали в костюм биозащиты. Игорю ухмыляющийся Аркадий протянул такой же.
В шлюзе их уже ждал второй отряд и чистильщики. Игоря и женщину увели в шаттл, а Сашу Аркадий подтолкнул в строну телепорта.
— Давай, герой, шагай. Колесо мои ребята заберут, а вот с тобой мы еще поговорим. Дней через десять-пятнадцать, когда ты из учебки вернёшься. Руслану я уже в вирте картинку нашей встречи скинул. Уж он-то научит тебя правильно работать. Если не убьет, конечно. Из ревности. — «Ящер» сам хохотнул от своей пошловатой шутки.
Саша вздохнул, со всем за ранее соглашаясь, и только тихо спросил:
— А Игорь Семенович как, надолго?
— Игорь-то, — Аркадий разом растерял всю свою напускную веселость, — не знаю. Месяц, максимум два, смотря сколько заразы он хапнул. Не дрейфь, ничего с твоим муженьком не случится. И давай, двигай. Там тебя в учебке нехи непуганые заждались.




бета:
|Chaos Theory|

Название: Долгие прощания – лишние слезы
Размер: драббл, 346
Пейринг/Персонажи: Игорь, Саша
Категория:джен
Жанр: драма
Рейтинг: G

Игорь внимательно осмотрел собранный чемодан, оглянулся на Сашу и со вздохом сел на кровать.
— Давай уж, студент, жги.
Саша рывком отлип от косяка двери и сделал несколько шагов мимо Игоря к окну. Отдернул штору и внимательно всмотрелся в подернутый утренней дымкой город.
— Курить хочется. У тебя есть? — Голос пустой и какой-то механический.
— Саш, ну я же все тебе объяснял. Сотню раз объяснял. Ну не могу я тебя с собой на объект тащить. Не могу. Там же до ближайшего поселка километров триста, не меньше. Тайга!
Саша, не оборачиваясь, кивнул, отпустил штору и уперся руками в подоконник.
— Я так и понял, что не можешь. И курить у тебя нечего… — он задумчиво посмотрел на Игоря, что-то молча решая.
— Ну, Сашка, ну не сердись. Ну ты ж практически – жена офицера,— Игорь потянул парня к себе на кровать, усадил рядом и приобнял, прижав его голову к своей груди. — Там даже не стреляют. А так года через три я вернусь. Чувства проверим. Ну, пойми ты, Сашка, тебе ж учиться надо. Институт закончишь, диплом получишь, ну не сердись.
Саша упорно молчал.
— Так ничего и не скажешь? — Игорь вздохнул и отпустил. Тяжело оперся руками на колени, встал, стряхнул невидимые пылинки с брюк и тихо попросил: — Ну хоть до дверей проводи, раз в аэропорт не едешь.
— А сам ты дорогу не найдешь? — с вызовом глядя снизу вверх.
— Саш, ну не начинай. Пожалуйста. Я позвоню, как приеду. Честно.
— Типа там у вас связь есть. Ладно, пошли уже, провожу тебя. А то такси заждалось, поди, — Саша взял со стола ключи и встал, проигнорировав протянутую Игорем руку.
Спустя три часа Рогозин устало сел в кресло на борту служебного лайнера. За окном блестел металл крыла, закрывая вид на аэропорт. Сзади кто-то вальяжно плюхнулся на свое место, неловко завозился и что-то уронил прямо на колени Игорю. Служебное удостоверение. Совсем новенькое. Игорь взял корочку в руки, автоматически раскрывая, и замер…
— Не может он. Зато другие могут. Дай сюда документ, я на тебя обижен, — Сашка протянул руку и выдернул удостоверение.
— А диплом? — потрясенно пробормотал Рогозин.
— На заочку я перевелся. Спи давай. На месте поговорим.
Игорь смотрел на серебряное крыло самолета — и улыбался…

бета:
|Chaos Theory|

Название: Ночные разговоры
Размер: драббл, 369
Пейринг/Персонажи: Игорь, Саша
Категория: слеш
Жанр: драма
Рейтинг: G

— До свидания, Игорь Семенович, до завтра!
— До свидания, Костя. — Рогозин закрыл дверь за поздним гостем, тяжело вздохнул и направился на кухню. Саша сидел на подоконнике и курил.
— Ну, и что это было? — прислонившись к косяку, спросил Игорь.
— Да так, ничего, товарищ подполковник в отставке, или лучше уж — господин куратор. — Саша смял докуренную сигарету и выкинул окурок в форточку.
— Саша, я тебя просто не понимаю? Что случилось? — Сняв очки, Рогозин устало потер переносицу и со вздохом вернул их на место.
— Да ничего не случилось. Если ты считаешь, что все в норме — значит, все в норме. — Тот нервно дернул плечом и шагнул в дверной проем боком, стараясь не коснуться Игоря.
— Нет, не в порядке. Ты ревнуешь. Не пытайся отрицать. Я не совсем слепой.
— Вот и замечательно. Я тоже не слепой. И не надо вешать мне лапшу на уши, что это твоя работа. По работе не срываются на другой конец города, если кому-то что-то показалось. И помнится, в аналогичном случае пятнадцать лет назад тебе хватило телефона.
Они застыли в двери, молча и напряженно глядя друг другу в глаза.
Несмотря на опыт и возраст, Игорь не выдержал первым и, отведя взгляд, тихо сказал:
— Это не то, что ты думаешь.
— Браво,— Саша резко выдохнул и снова шагнул к окну, — браво. Теперь мы скатились до банальностей. Не думал я, что у тебя не хватит смелости сказать мне все в глаза.
— Так, все! — Игорь взорвался и рывком прижал его к стене. — Я тебе не врал, не вру и врать не собираюсь. И если ты такой мнительный, господин декан кафедры военной психологии, то завтра мы летим в Голландию, США, на Мальту да хоть к черту на рога и расписываемся.
— В Голландии не разрешены однополые браки.
— А мне насрать! — заорал Игорь Саше в лицо.
— Потише, пожалуйста, всех соседей разбудишь, — отвернулся тот, снова устремляя взгляд в окно.
— Саш, ну чего ты? Вот правда, ну чего ты? Ты же понимаешь, парень сильнейший сенс. И кинетик к тому же. Если он сорвется, мало никому не покажется. Да и ему только восемнадцать.
— Мне тоже было…
— Какой же ты дурак, Сашка! Такой дурак!
И рвануть на себя, впиться в родные и до боли знакомы губы, целовать до крови, не давая вырваться, убеждать снова и снова, что есть только он — единственный, самый-самый, просто любимый.

@темы: фанфик, драббл, Олег Рогозин, R

Комментарии
2017-04-27 в 23:00 

Астарот
Он был из тех людей, у кого чувство справедливости было в крови. По локоть в крови, если быть точным. (с)
Ух, сколько разного :vo:

2017-04-28 в 05:03 

дитя марта
не дадим миру стать серым...
:shame::shame::shame:
да натвОрила, так натвАрила:crzfan:

     

штабной диван

главная